Окно в Белую Индию (Нурекское море)

Без документов

Как проехать в Белую Индию? Не так просто, а может и невозможно.
Однако, любой лабиринт однажды складывается, будто карточный домик, любая зима заканчивается. Весна коронует победителей треснувшего вселенского льда, солнечные зеркала в сердце проигравшего лабиринта рисуют на поверженных драконах знаки отменного качества, руны капитуляции, тавро победы.
Земля цветёт, а небо обращается в птичий базар. Так и стартовали мы в Белую Индию. Путь мой, как бескрайний хрустальный водоворот — без окоёмов! За мои энергии, молнии счастливого и вечного путешествия — не зацепиться!
Но всегда есть желающие попробовать это сделать. На этот раз — Антон Серёдкин и Саади Мирзоев. Стартуем с рынка Душанбе в сторону Нурекского моря.
Таксист не тормозит у ГАИ и начинает от них драпать. Погоня.

Рыжий таксист хихикает, как псих и петляет дворами, давя прохожих. Кошки-мышки заканчиваются легко: нас окружают таджикские менты-автоматчики и машины перехвата. Водителя выводят на разбор, отбирают права; молодой отморозок долго торгуется на капоте: мент хватает его за руку, всовывает в пальцы ручку для протокола, водила отводит милицейскую десницу. Оба расплываются в хмурых и хитрых улыбках, в неподрожаемых жестюэлях. Это такая игра. Руки двигаются туда-сюда. Этноспортивный дорожный армреслинг. Пассажиры цокают языками от удивления.
Водилу отпускают, и мы, как ни в чём не бывало, продолжаем ехать на том же такси с тем же таксистом на море, с рыжим безумцем без прав и документов.

Белая склера

А весна дарит нам свободу, засевает головы зёрнами пыльцы, нотами ясного света. В эту поездку, пожалуй нам нечего опасаться. Шестым чувством я вижу (этот глагол «вижу» здесь будет кстати) вереницу волков, сопровождающих зелёный таксомотор. Будто свадебный или президентский кортеж серые гонятся с нами и за нами в сторону странного моря в центре памирских отрогов.
Что это за спутники? Те же, что были в сказке про Ивана-Царевича. Легенда повествует о волке — незримом и чудодейственном. Он словно «тёмная волшебная материя», наполняющая космос непонятной нам силой. Волк в сказке — тотемный предок Царевича. Легенда о нём очень древняя, отсылающая к архаическому далёкому «времени оно». Антрополог Пэт Шипмен рассказывает об этой «особой эпохе» примерно так: «В то время (в Евразии 45 тысяч лет назад) хищниками высшего порядка были кроманьонцы, неандертальцы и волки — все они конкурировали за мамонтов и других крупных травоядных. Но потом мы заключили союз с волками, что и прикончило неандертальцев.
Мясо они делили между собой. От такого разделения труда выигрывали все», — рассказывает антрополог.
Когда кроманьонцы и волки (собаки) стали охотиться вместе, они прочно заняли господствующее положение в пищевой цепи. Напротив, нет никаких данных, указывающих на то, что неандертальцы охотились вместе с собаками. Этот подход стал последней причиной, погубившей архаичный вид Homo. Вслед за неандертальцами из Европы исчезли львы, мамонты, гиены и бизоны.
Еще один аргумент-признак мистического договора — наличие белой склеры (белков глаза) у волков и людей. Эта анатомическая особенность позволяет легко понять, куда смотрит другой человек, чем очень способствует невербальной коммуникации среди охотников. Мутация, дающая белую склеру, стала крайне частой среди людей как раз 40 тысяч лет назад. Белая склера спаяла матёрых хищников и двуногих охотников лучше любого олова.
И с тех пор волки братья и покровители кроманьонцев. И братьям таким — первый подарок! Это знаменитая жертва коня-солнца, жертва Ивана-Царевича серо-голубому тотемному предку. Дальше Царевич не мучается: пращуры, связанные с ним кровью, старинным сговором и белой склерой всё делают за него. Серый Волк тащит из Тридевятого Царства Царевну, Жар-Птицу, Нового Коня и Пол-Царства впридачу.
Овчары-хищники — вечно со мной! Несутся, скачут, летят, щёлкают зубами. Мимо крестьян, торгующих на перевалах ревенем, в родных, как русская печь, бесконечных туннелях, везде — мои волки — духи помощники. И всегда им — первую жертву!

Социализм Царствия Небесного

Приезжаем к Нурекской ГЭС, где река Вахш валится с круч. Она бросается брызгами бабушкиных яблок и битым стеклом морозного неба. Эта страстная красота лишь начало нашего бриллиантового пути. Подъезжаем к охранникам ГЭС из местной нацгвардии. Дальше нужен суперпропуск. Такой имеется у нас. Прав у водителя нет, а суперпропуск есть. Нас сопровождает таджикский офицер. Ныряем в недра очередной горы, чтобы выйти к иным мирам и берегами.
Пред глазами расстилается Нурекское море, будто планетарных размеров ангелический опал. Сокровище оторочено цветущими садами сиреневого весеннего шулаша. Драгоценность переливается всеми оттенками персидской и согдийской бирюзы.
Нурекское море возникло недавно, после создания ГЭС при Хрущёве и Брежневе.
Обычно (а может быть всегда) люди портят Природу, гадят и унижают её. А здесь (чуть-ли не впервые) вышло наоборот. Потомки кроманьонцев сотворили уникальное чудо. Водворили на Земле заоблачную обитель. Нурекское море оказалась лучшим и главным достижением коммунистов.
100 лет назад после страшного землетрясения на Памире родилась горная жемчужина — уникальное озеро Сарез. В случае с Нурекским морем люди впервые поступили, как боги: они создали вслед за Сарезом схожее — блаженно-совершенное озеро из Рая.
Именно из Нурекского чуда можно плыть в Белую Индию — в магическую страну-мечту всех ориенталистов-путешественников. А над морем высится «Окно» — русский военно-космический комплекс из серебряных лунатических шаров-телескопов. Из моря Царствия Небесного в Русский Космос, в тригонометрию звёзд, к рыбьим косякам метеоритов, к тучным стадам комет нездешних пастухов. Вокруг сияющих тех стад тоже бродят тотемные волки (или собаки) из тёмной материи. Что вверху — то внизу.

Его Любовь

Глядя через Окно в открытую Белую Индию, я думал о всяком, в том числе и о героях главного русского художественного произведения: об Иване-Царевиче и Сером Волке. И стоит задуматься: почему Иван-Царевич всё получает? Королеву свою или перо Жар-Птицы?
Его закапывают в Землю, а он не гниёт. Его топят в Воде, а он не синеет. Его вешают на Воздухе, да верёвки рвутся. Вешают ещё раз, будто декабриста, а он бродит по Воздуху, как по паркету. Его жгут в Огне, а он одет в саламандровый жакет.
Наш Царевич звенит в колокольнях Эфира, в мирах, где звенеть давно нечему. Он всем царевичам, царям, градам и погостам — главный и всевеликий Звенигород: сигнальщик Той и Этой Стороны. Разгадка одна у меня: в Царевиче нашем плещется любовь, сказочная и непредусмотренная никем, невозможная, как Нурекское море. В сердце его — кольца нурекской и катуньской бирюзы. Они суть символы вечной любви. Царевич обручает Восток и Русь.
Он никого не убивает. Его убивают, да случается. А он — нет. В нём Любовь.
Опереться на Любовь разве можно? Она же река, поток света, стая птиц… Выходит можно.
Ехать на лучах сверхновых, на летучих рыбах, на песенке зелёной лужайки…
Любовь непобедима, Царевича обожают даже мёртвые тотемические бирюки. Куда же деваться от нашего Героя живым?
Только признать его Царём Тридевятого Царства.
Любовь победила.
Окно в Белую Индию распахнуто.
Наш караван волков и людей отправляется дальше…

Павел Зарифуллин

Фото — Антон Серёдкин

_Fwd9m05BTQ

2924687_largeDEA_G0ow8vI

nn9qlWjueEI

XffpYnRiMsI

H47psPgtuY4

vsn3qqgHyPw

JyojfNkuUOE
286.

You Might Also Like

One comment

  1. 1

    Поздравляю с Днем Победы! Так и сделали – глубоко за полдень, на подъезде к Нурекскому морю, в каком-то оживленном придорожном заведении с магазинчиком, закусочной и приткнувшимися возле фурами , купили самбусы и три бутылки воды.

Добавить комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>